зеркальце

Драконы и Единороги

Игры в соответствия в последнее время на Острове в моде.
Поиск символических фигур или героев, принцип отражения, выяснение, кто есть кто и на что похож...
Поиграю, пожалуй, и я чуток - без особых претензий, сугубо для своих...
В каждой сказке есть доля сказки.

Один знакомый поэт рассказывал мне когда-то об антагонизме между Драконами и Единорогами. Мол, два эти волшебные сверхсущества венчают собой некие противоположные символические и магические позиции, а потому если и выносят друг друга, то лишь в плоскости единства и борьбы противоположностей.

Дракон воплощает в себе мощь огня и вещность земли, могущество страсти и воли, вожделение и обладание (отсюда похищение сокровищ и принцесс, а также пожирание - как предельная степень обладания).
Дракон мудр и хитёр. Ни слова лжи - но он искусен в игре слов и ума, способен заморочить, убедить, уговорить, создать видимость, завести в иллюзию или в сети собственных построений жертвы. Дыхание его - убивает.
Дракон - это хаос Стихии.
Ярость Дракона испепеляюща. Поступь Дракона тяжела. Полёт Дракона замысловат и причудлив. Храбрость Дракона безмерна. Любовь Дракона подобна пламени. Дракон никогда не отступает и идёт до предела - и за предел.

Единорог воплощает в себе лёгкость ветра и прозрачность водного потока, силу чистого духа и проницающую мир истину, сияние и щедрость.
Единорог прям и остёр, как светлый клинок. Ложь несовместима с Единорогом и нестерпима для него, как и словесные игры. Слово его ясно. Верность его безупречна. Касание его - исцеляет.
Единорог - это твёрдость Закона.
Ярость Единорога подобна белому сиянию - это ослепительный свет, выжигающий тьму. Поступь Единорога легка. Бег его побуждает дорогу петь. Отвага Единорога беспредельна. Любовь Единорога подобна хрусталю. Единорог никогда не отступает и идёт до предела - и над пределом.

Пламя и Свет.

...Два человека, судьба которых тронула мою дорогу.
Два человека, чья рука касалась Зеркала и Звезды.
Два человека, слышавших голос Духа.
Отказавшиеся от символа, но не отрекшиеся от ноши.
Различные и противоположные. Дополняющие друг друга.

Один из них говорил мне, что они с другим, как две половинки одного целого - разные, но необходимые. При встрече высекают искры, спорят - но принятое в одиночку решение будет менее верным, чем выверенное в споре. "Я без него не справляюсь, - говорил он, - хотя понимаю, что мы смотрим и всегда будет смотреть на мир по-разному; но эта разница - необходима нам обоим." Он сказал: мне не приходит в голову то, что приходит ему. Он сказал: вдвоём мы можем быть тем, кем не получилось в одиночку.

Свет и Пламя.

Черты Дракона и образ Единорога. Трудно совместить, но и один, и другой нужны для полноты мира, так и для полноты понимания... И полноты действия.
И слабое можно сделать сильным.
разбитый мир

Три Мира

Итак, в реальности Острова существуют три слоя, как бы три отдельных мира.

Мир Легенд
Мир Людей
Мир Духов

Мир Людей – он мир людей и есть. Мир простых причин и следствий. Мир рациональности. Мир науки и техники. Мир общественной Машины. Мир человеческих личностей. Всё, чем живут люди сами по себе.
Мир событий и действий.

Мир Духов – это «волшебная кровь» Острова. Ему принадлежат вэйдэ, оборотни, пихли, драконы, вообще все волшебные существа.
Это мир символов и знаков, значений. Он означивает то, что происходит в Мире Людей.
Мир тонких взаимодействий и незримых связей.
На Мир Духов завязана вся магия на Острове, поскольку незримые связи и пути Силы проходят через него, как электроток в проводящей среде.

Мир Легенд. Мир живой памяти.
Мир Легенд – очень странное пространство. Оно не существует в каком-то своем временном потоке – оно вне времени. Оно существует в те моменты (и благодаря тем моментам), в которые людьми совершаются деяния, связанные с жизнью Острова, а не просто повседневная жизнь. В Мире Легенд обитают те, кто вошёл в историю, кто делал её - даже если их истории остались неизвестными широкой публике, но если их деяния каким-то образом определили будущее. А также, вероятно, те люди, которые, так или иначе, оказались вовлечены в орбиту судеб вот этих вот деятелей и что-то значили в этой судьбе.
Кто-то считает, что это такая форма посмертия для героев. Кто-то думает, что это образы, которые отпечатались на страницах Книги Судеб. Мы не знаем доподлинно природу Мира Легенд. Но мы знаем, что в особые моменты этот Мир становится явным и может каким-либо образом повлиять на то, что происходит в реальности. Хотя вряд ли непосредственно.
Мир Легенд не существует в изменяющемся времени. Он просто есть. Единомоментно.
Изменить что-то в Мире Легенд можно только одним способом – совершив нечто, что добавит новый сюжет в Книге Судеб. А вот стереть что-то и переписать заново – невозможно. Что случилось – то случилось, и отменить это нельзя. Можно только дальше сделать по-своему.
Книга Судеб – это сердце Мира Легенд. Страницы ее разворачиваются на стенах Хрустальных Пещер.

Пещеры – это место, которое принадлежит всем трем мирам одновременно и связывает Мир Людей с Миром Легенд и Миром Духов. Вспомним, что именно в Хрустальных Пещерах Ричард, человек, встретился и с Ментауром, который в тот момент определённо принадлежал Миру Духов, и с воинством Альдамира, которое совершенно определенно вышло из Мира Легенд.

Таким же местом можно назвать Алигейзу, потерянную Страну Водопадов. Место светлой печали и памяти.
Смертная Гора и Кримсон – тоже место, принадлежащее всем трем мирам. Но тёмное. Место власти.
И Альб-Сабэль, цитадель Черного Герцога, средоточие южного колдовства, имеет ту же природу. Место знания, алхимический тигль, место, противолежащее естественному - искусственным.

Вещее же Зеркало – место между. Между всего. Это своего рода «гвоздь», на котором крепится весь Остров как мир. Невероятно опасно лишний раз касаться этого гвоздя. Невероятно опасно произвольно менять судьбы в мире. Недаром до Вещего Зеркала доходили лишь те, у кого в самом деле не оставалось других способов. Либо те, кого призывали великие Духи, как Альдамира в незапамятные времена.

Есть среди живущих ещё те, кто принадлежит одновременно всем трем мирам. Из известных нам - это Хранитель Алигейзы Дингзанор, матушка Дада – Вечная Королева, Черный Герцог Наварра. Они живут одновременно сразу во всех трех мирах и являются в своём роде посредниками между этими мирами.

После того, что сделал бывший Ловчий, в результате его пожелания и воли, магия начала уходить из мира.
Что это значит?
Это значит, что распалась связь миров. Потому что иным путём это не могло бы произойти. Три Мира нашего Острова оторваны друг от друга.
Зло это или благо?
Риз не знал в тот момент всей сути того, что он делает. Он понимал магию слишком узко – как нечто прикладное, дармовое могущество, неведомо откуда берущееся в людских руках. Узкий специалист военного склада мысли. Он не сталкивался с магией по-настоящему глубоко (что лишний раз свидетельствует о глубине деградации Ордена Ловчих к концу шестого века Эпохи Мира). Для него она не была ни миропознанием, ни искусством – так, не более чем инструментом, слишком могущественным, чтобы доставаться каждому просто так. Должно признать, что в его позиции, безусловно, есть логика. Если относиться именно к тем исходным данным, которыми он располагал.

Следует такоже заметить, что весьма вероятно, и даже наверняка причиной разрыва стало не только то, что сделал бывший Ловчий, но и события, происходившие в то время на «ключевых» точках Острова – у Врат Алигейзы, на Кримсоне и близ Альб-Сабэли. Об этом подробнее сказано в рукописи о Кривом Зеркале.

Мир Людей утратил и живую память, и область символов и знаков, в нём осталась только буквальная действительность. Точнее, не утратил – стал к этому тотально глух, голоса Мира Духов не прорываются сквозь границу, которая стала слишком прочной.
Мир Духов отделился от Мира Людей, напротив, потеряв буквальное действие, потеряв своё значение для символов и знаков мира людей, оставив знаки и символы слепыми, без присущей им до того магической насыщенности. «Контакты» волшебной реальности окислились и связь прервалась.
Мир Легенд – тут самое интересное. В принципе, Мир Легенд в обычное время недоступен, и только деянием можно пробудить его к жизни. Но сейчас, во Время Перемен, пока не завершено изменение мира – Мир Легенд открылся (так свидетельствовали те, кто с ним встретился воочию)... И оказался одновременно развернут – и замкнут.
Ныне стало известно о том, что некоторые действующие лица текущих событий попали в Мир Легенд уже в процессе нынешней трансформации. Что с ними стало? Доиграна ли их роль в судьбе Острова здесь и сейчас? Кто ответит на этот вопрос?

Быть может, стоит увидеть задачу в том, чтобы сделать возможным некое опосредованное взаимодействие между мирами?.. Что может связать воедино разорванные пространства? Кровь? Знание? Текст?.. Что есть то единое, что связывает и «накрывает» разбитый натрое мир, что-то, в чем могут быть едины три оторванных друг от друга мира – при условии, что напрямую они не склеиваются заново в одно.

Возможно ли найти ориентир, относительно которого можно самоопределяться сразу для всех трех миров? Не как принадлежность или житель одного или другого из «миров» Острова, а как житель некоего более широкого философского пространства, где все три мира (и любые другие еще) равнозначны и являются частью некоего единого – замысла, вселенной, реальности? Из каковой прекрасно должно быть видно, чем отличаются и чем самоценны эти три мира.


Если вдуматься, сознание современных жителей Острова – оно постепенно становится фрагментарным. Или мне так кажется? Но попробуем подвигаться мыслью в этом направлении. Для любого жителя Острова, безусловно, есть мир обыденности – повседневная понятная действительность, которая его окружает здесь и сейчас каждый день. Есть и потаенный, в изрядной степени, мир всяческой волшбы, где все другое и сам он другой. Для некоторых (немногих) есть ещё и мир прошлого, который подспудно обуславливает нынешнюю жизнь, явно или неявно, и прорывается то здесь, то там. Прорастает – ещё не укоренившись в сознании толп, но уже заявив о себе – мир новопоселенцев Юга. И где-то на краю маячит отдельный – запретный и табуированный – мир, в котором живут города-призраки Юга, мир отщепенцев, мир вышедших из Системы прочь. Что-то вроде того.
Пространство жизни расширяется… И начинают возникать трудности с самоопределением. Заметим: у жителей Острова уже давно и по сию пору, как правило, таковых не возникало – их определяли сразу после рождения и на всю жизнь. Но вот начинают в жизни Острова возникать необычные (непривычные) острые ситуации, которые, хвала Великим Духам, с неизбежностью должны оного самоопределения требовать: кто ты – пешка ли ты в руках сильных мира сего, деталь обстановки – или человек, сам определяющий свою судьбу, сам прокладывающий свой путь по дорогам Острова, сам становящийся частью его судьбы?

Возможно ли найти ориентир, относительно которого можно самоопределяться сразу для всех трех миров? Не как принадлежность или житель одного или другого из «миров» Острова, а как житель некоего более широкого, можно сказать, философского пространства, где все три мира (и любые другие еще) равнозначны и являются частью некоего единого – замысла, вселенной, реальности? Из каковой прекрасно должно быть видно, чем отличаются и чем самоценны эти три мира…

[здесь очередная страница кончается, продолжение отсутствует]
круг времён

Время смены эпох

Предсказано, что как завершился Круг Чудовищ, так завершится и Круг Звезды, и тогда мир очередной раз изменится, а вот как и куда - никому не ведомо. Остров изменится. Куда и кто его изменит, и изменит ли, и каким образом – никому не ведомо.

Люди выстроили себе такой мир, какой хотели, и в целом довольны им. С Последней Войны прошло почти 600 лет обычной, спокойной, нормальной человечьей истории. И тем временем мир Острова провернулся на еще один свой круг... И к этому повороту он пришёл уже совсем не прежним. В мире проросла Машина, которая начала вытеснять человека, его судьбу, подменяя решения, поступки и ответственность - жизнью в этой самой Машине, которая решает за всех, кто к ней принадлежит. Можно предположить, что в какой-то момент Остров, основой которого испокон веку являлось ДЕЯНИЕ, неминуемо должен был начать сотрясаться, включить иммунитет, начать сопротивляться этому вирусу. Ну, так он и начал... Едва подоспело время перемены.
Конечно же, эхо пришло из прошлого. Потомок Ментаура получил свое откровение и пошел за своей судьбой. Поклонники-культисты Ментаура совершили свой ритуал. Тот, кто всю жизнь берег Остров от зловредного чародейства, дал толчок изменению мира. И оно началось...
Было три точки, к которым начал "сворачиваться" старый мир. Это врата Алигейзы на Западе (Белое), Железный Замок на Юге (Черное) и Кримсон на склоне Смертной Горы на Северо-Востоке (Багровое). Это три места, в которых магия исчезла в последний момент. Три места, в которых на исходе магии еще хоть как-то было возможно взаимодействие между Миром Людей, Миром Легенд и Миром Духов. В любом из этих мест с повышенной вероятностью могло произойти то, что довершило бы изменение мира.
Разрыв с Миром Легенд, о котором забудут, и с Миром Духов, который, в числе прочего, дает миру магию, повлечет за собой неизбежно дальнейшее очень быстрое "омашинивание" Острова, потеря прошлого влечёт за собой гибель будущего. Мир Легенд для обычных людей недоступен, и только деянием можно пробудить его к жизни. С потерей Мира Духов прошлое потеряется куда быстрее.
Возможно, сейчас Великие Духи ищут, кто же завершит изменение Острова? Поскольку отменить свершившееся нельзя - то, что сделано, было сделано по праву, и содеянного не возвратить - постольку можно двигаться только вперёд. То есть, найти новый способ связать миры между собой - миры, которым уже не стать единым миром в том смысле, в котором это было раньше. Но можно обрести единство по-новому. В чём-то большем. Точного рецепта, разумеется, не существует. Попробовать сформулировать, найти этот новый способ…

Предположительно просматривается два основных варианта изменения мира. Это "омашинивание" и "трансформация". Есть предположение, что в первую очередь кардинальное влияние здесь оказывает поведение людей, способ действия. Если будет преобладать уже известная схема - 1) кто скажет нам, что происходит? 2) кто нам скажет, что делать? 3) кто поведет нас за собой (возьмёт на себя ответственность)? - значит, с высокой вероятностью, мир у нас катится в сторону Машины.
Если же люди будут действовать самостоятельно, и если удастся выйти на противостояние Машине не на словах, а на деле, личным, так сказать, примером, и в первую очередь – глубоким пониманием своих собственных целей, выбора и действий, если будет восстановлена связь с Прошлым (Мир Легенд, мир памяти) и с Волшебным (Мир Духов, мир Значений) – ведь можно сказать, что это Мир Духов - это мир Значений, Мир Легенд - мир Символов, а Мир Людей - это мир Деяний? - если они начнут думать и действовать в эту сторону, значит, Остров, вероятно, сможет выйти на новую ступень.
Если мир Машины мы себе более-менее представляем, как представляем и то, что может к этому варианту привести (мы всё это наблюдаем вокруг себя ежедневно, в конце-то концов...) - то мы не знаем точного ответа, а каков будет мир, если - не Машина? В той плоскости, где у нас расположилась Машина - что может быть ей противоположностью, противовесом?
Да, тут возможны всякие изящные предположения по поводу соединения Трех Миров в Едином и т.п. - но это в той плоскости, в которой обратным этому варианту будет распад и изоляция Мира Людей.
Нас, разумеется, более всего тревожат линии, так сказать, негативного развития событий, линии изменения мира к худшему. Однако ж не нужно забывать и про другой вариант.

Время изменения мира еще не закончилось.

Здесь, опять же, можно вернуться к тому, что у каждой эпохи на Острове было свое название, более-менее отражающее её суть.

1. Эпоха Легенд - времена, когда сражались между собой три силы, возглавленные "великими начальниками", на сторону каждой из этих сил мог стать человек, но все равно - это была схватка Сил.

2. Эпоха Героев - это времена, когда люди сражались с Чудовищами. Это эпоха ЛИЧНОГО ПОДВИГА. И герои ее - не воины тридцатитысячного войска, а конкретные люди с конкретными именами, сохранившимися в летописях.

3. Эпоха Мира - то, что началось после Последней Войны, после окончательной гибели Ментаура. Эпоха Бересклета. Эпоха, которая заканчивается сейчас.

4. А вот тут - дальше - возможны варианты. Либо у нас настанет Эпоха Системы (грустный вариант, но возможный). Либо... а какая же альтернатива?

Попадалась мне как-то в литературе одна хорошая сентенция. А именно - что человек, постепенно развиваясь, становится все более и более индивидом, существом, отделенным от всего остального; человек освобождается, но наряду с этим он теряет и узы, которые связывали его с теми факторами, которые одновременно обуславливали его жизнь и ограничивали его свободу. То есть, развиваясь, человек становится все более свободным и все менее защищенным. И далее возможны два базовых варианта: либо человек выстраивает новые отношения с обществом (свобода не "от чего-то", а "для чего-то"; свобода как осознанная необходимость; свобода, ограниченная свободой других людей - и т.п.), либо человек начинает бежать от этой свободы и находит способ от неё избавиться, включая себя во всеобъемлющие системы, которые определяют его жизнь и избавляют человечка от ответственности.

Мир Острова застыл 600 лет назад, и даже внутренние передряги не меняли его сути. Мир, возможно, требует пересотворения заново. В нем должно появиться что-то, что его расшевелит, изменит. Что-то, что свяжет прошлое и настоящее - и проложит дорогу в будущее. Что-то, противопоставленное Системе. Вот примерно так...

А события будут, потому что, кроме звёздочки о трёх лучах, бродит где-то по Острову осколок Вещего Зеркала - последний шанс, последняя вещь, где еще существует связь всех трех миров - Мира Людей, Мира Легенд и Мира Духов. Впрочем, кто сейчас до конца понимает, что это такое... Сейчас Мир Духов и Мир Легенд существуют в Мире Людей только в чьих-то сердцах, в головах, в памяти. Но шанс снова стать из плоского - объемным у этого мира еще есть. Он зависит от того, что и как будут делать наши, сегодняшние герои, кого и на что они вдохновят, что сумеют и кому объяснить. Смогут ли они вытащить Мир Духов и Мир Легенд ИЗ СЕБЯ - так, чтоб показать другим, сделать эти миры для них живыми?..

Здесь же близко лежит тема разведения мистики, волшебства - и магии; универсального закона, человека, который понимает тонкие вещи и потому способен действовать на высоком уровне - и инструмента, одинакового для всех и доступного всякому, у кого есть сила, а ума не надо.
...Что, кстати, потребует представить себе как минимум в общих чертах основы "мистического закона", его внутреннюю логику.

Магия покинула Остров. И в каком-то смысле, помимо прочего, как думаю я сейчас, её уход - это благо... Кризис. Очищение через катастрофу. Освобождено место для нового (старого) волшебства, для той сферы волшебства, которая сейчас прорастает через людей и немыслима без одухотворения и без живой памяти. И вот она начинает прорастать... Но каким образом, как это увидеть? Прорастёт ли? И что это будет значить? Вот она, настоящая задачка для Хранителей...
кривое зеркало

Кривое Зеркало

Кривое Зеркало, по ряду предположений, есть в своём роде обратный аспект Вещего Зеркала. Если Вещее Зеркало показывает Истину – то, что есть самое настоящее и лежит под всем в качестве основы, и на этом базируются все его эффекты, то Кривое Зеркало – обратная сторона этой монеты – напротив, преувеличивает всяческое искажение. Кривое Зеркало, собственно, и становится активным именно тогда.
Не драма, не трагедия, не битва – а именно что-то вроде Искажения Мира. Под словом «искажение» здесь подразумеваются события, идущие вразрез с мироосновой. И Кривое Зеркало подхватывает и проявляет это искажение. И это – единственный способ указать на правду по принципу «от противного» и как-то активно провзаимодействовать с миром. Собственно, Кривое Зеркало есть активный аспект Зеркала Духов, так же, как Вещее – это аспект пассивный, отражающий. Вещее Зеркало отражает Истину двумя путями – храня её в своих глубинах либо демонстрируя некоторые преобладающие, нарушающие основу вещи так, чтобы реакция на них определённо была, чтобы к ним невозможно было не отнестись.
Кривое Зеркало может воздействовать на людей, на духов – на всё, что угодно. Именно оно, по нашим предположениям, способствовало одержимости злыми духами у сотрудников 5-го отдела СОРК у Кримсона. Именно оно помутило разум сорвавшимся «Витязям»…
Стоит только начать, двинуться в сторону искажения – и вот ты уже встал на опасную траекторию. Возможно, не всегда. Но в местах, где судьбы мира связываются в узел и концентрируются невероятно, либо же в решающие моменты – все проявления гипертрофируются, до чистоты или до абсурда; любой шаг может оказаться роковым. Кривое Зеркало жестоко так же, как и Вещее. Потому что беспощадно правдиво.
Мы предполагаем, что переворот в Верхнем после событий на Кримсоне – это глобальная реакция Кривого Зеркала на усиление Системы и на базовый способ действия людей в узловой момент в узловом месте. Конечно, эффект также проявился в действиях людей. Но ведь судьба Острова именно в человеческих руках…
зеркальце

Кайл Риз

.
Верь в меня, верь в меня.
Это единственное, чем я жив.
Слово сказано, что уж...
Оступлюсь, потеряюсь ли,
Буду долго искать дорогу во тьме
Или просто нести несусветную муть -
Самое важное всё же -
Верь в меня.

Я не более, чем человек -
Всего-то кусок плоти и нервов,
Очередной обрывок противоречий.
Встретив меня на взлёте,
В другой раз ты увидишь, как я упал.
Но чтобы я мог встать и идти -
Верь в меня, верь в меня.

Я не знаю, как правильно,
Не знаю, где победить.
Но я знаю, что эту тонкую нитку
Нельзя выпускать из рук.
И я должен идти.
Верь в меня, верь в меня.

Я слаб - и слабость сбивает с пути,
Я глуп - и глупость путает нить,
Страх, неуверенность, гнев или стыд
Застилают глаза, ослепляют и лгут,
Но пусть у меня будет шанс пройти -
Верь в меня, верь в меня.

Если скажут, что я ошибся,
Если скажут, что я устал,
Если скажут тебе, что я мёртв,
Даже если скажут, что предал -
И даже если всё это будет правдой -
До предела, до самого края -
Пожалуйста, верь в меня.

Возможно, это окажется
Последней надеждой в решающий час.
Возможно, не только моей.
разбитый мир

О гибели мира

— Я наконец достиг, чего хотел: я снова в Кримсоне. Я — это мы все, ибо единство наше нерушимо и неподвластно никаким иным чарам. Еще немного — и из недр Смертной Горы выйдет наше неисчислимое воинство, и тогда... тогда...
— «Мир рухнет», — вспомнив, произнесла я вслух.
Отец рассмеялся:
— Да, так говорят легенды, придуманные людьми. Но не потому, что так будет на самом деле, а потому, что никто, даже я сам, не знает, что станет с миром после того, как возродится Багровая Тьма. Ничто не повторяется неизменно.

(с) хроники Ли, или "Последний Лучносец"


"Мир рухнет" - говорим мы бездумно. Значит ли это, что мир перестанет существовать в яви? Полагаю, что нет.
Рухнет наш мир. Тот, который мы знали всегда. Ему на смену придёт другой.
Когда мы вступаем в схватку с судьбой за свой мир, мы защищаем не столько его жизнь как таковую, сколько то, каким он будет дальше. Потому что там, за порогом будущего, сонм миров толпится у дверей, и всякий из них может стать нашим, только шагни... Вопрос лишь в том - чему дозволить прийти.
Ровно тот же вопрос, впрочем, стоит и перед изменяющими мир.

* * *

Солоно золото крови твоей,
Шепот теснится в ушах.
Замерло время у крепких дверей,
Тяжек последний шаг.

Знай, что сомнений твоих маета -
Демонам блюдо на пир.
Сделай свой выбор, открой Врата!
Открой, впусти меня в мир!

Ветер холодный ударит в лицо,
Но ты уже выбрал - шагай!
Пальцы сжимают дверное кольцо,
Ну так тяни иль толкай!

Двери и ты. И вокруг пустота.
Звенит, прогибаясь, эфир.
Сделай свой выбор, открой Врата!
Пусти меня в этот мир!

Скоро закончится время живых,
Воле положен предел.
Мертвые боги в руинах своих
Ждут тех, кто силы хотел.

В прошлом метания и суета,
Нынешний миг - фронтир.
Шаг за тобой. Пред тобой Врата.
Впусти в меня этот мир.*




-----------------------------------------------
*(с)Вианор Провидец
текст

Звезда о трёх лучах (5)

"...— Вы просто привыкли быть маленьким, Лесдар. Привычка убила в вас стремление стать первым, присущее каждому от рождения. А вот я бы не отказался от безграничного могущества! Уверен, что Наварра в конце концов придет к тому же. Ведь он не погиб со своими истуканами в последнюю войну, ускользнул, как в воздухе растворился... Держу пари, он еще покажет себя! И ваш хваленый Север не устоит перед ним.
— Прежде стоял и теперь устоит! — возмутился я.
Улила усмехнулся:
— Я слышал эту историю от Варридара. Он знает много подобных вещей из книг, а кое-что видел своими глазами. Так вот, он рассказывал... Вы ведь знаете, кто такие Хранители?
— Конечно, знаю.
— Вернее, кто такие были Хранители. Последний из них умер семнадцать лет назад, не успев никому передать свое знание.
— Ну и что?
— Да что я говорю, умер! Его убили.
— За что?
— Он немного не рассчитал. Советник говорит, он тридцать лет пропадал в наших горах, искал какое-то заклятие. А когда вернулся на Север, эпоха Героев уже кончилась, да он об этом не знал. Люди жили уже совсем другими вещами, сам воздух вокруг изменился. Горожан раздражали навязчивые напоминания о войне, которая была уже почти забыта. Подозреваю, что кто-то из них просто не сдержался...
— Из-за одного человека государство пасть не может.
— Может, особенно если этот один человек — Хранитель. И потом, в том, что он делал, не было зла. А теперь Север проклят, и город, где он убит, проклят тоже. Разве вы не видите, что происходит? Самая древняя библиотека сгорела, Хранители мертвы... Память о прежней славе умирает, и мир дробится на части, раздираемый сомнениями и пустыми распрями..."

"Ученик"
текст

Звезда о трёх лучах (4)

"...Вдруг Ричарду стало как будто легче. Он не то чтобы привык, но усталость была такой огромной, что ее словно бы и не было. Весь Остров в дымке золотистой пыли, поднимаемой телегами и пешеходами, был этой усталостью, и все реже теперь Хранитель шел к городам, преодолевая сопротивление враждебного воздуха. Должно быть, в нем проснулись какие-то до сих пор не проявлявшие себя силы — решимость и настойчивость снова вылились в надежду.
«Я не дам равнодушию полностью обескровить ваши сердца! Что ушло из вас вместе с памятью о последней войне? От чего вы добровольно отказались, сами того не заметив? Со временем я пойму это, и тогда мы сможем говорить друг с другом иначе. Я упорствую и буду упорствовать не только потому, что те, ушедшие люди, мне дороги, но и потому, что я внезапно понял одну вещь — мне дороги вы. Люди поколения Элема, именно поэтому я не дам вам успокоиться!»
Он не знал раньше, что можно быть яростным не только по отношению к врагам и к себе, но и к тем, кого любишь. Его интересовало, испытывали ли что-нибудь подобное Гордон, Питер, Кент?
Когда однажды ночью к нему пришло столь четкое понимание своей цели, он больше не мог спать. Было начало августа, с неба сыпались звезды, и это показалось ему добрым знамением. И всю ночь он пел, мелодии сами рождались и гасли, как падавшие с неба искры.
А утром, в сильном волнении, близком к счастью, он спустился с холмов в маленький городок, который был маленьким еще в пору его юности и, похоже, даже к нынешним дням так и не вырос. Он назывался Бересклет, местность вокруг него была покрыта этими растеньицами, как ковром. День обещал быть прекрасным. Мелкая птаха, вспорхнув, ненароком задела Ричарда крылом, словно чья-то рука ободряюще погладила по щеке. Но чья — умершей матери, матушки Дады, Тересы? Он вдруг рассмеялся, сам не зная чему..."

Жизнеописание Ричарда Каддигана Бесстрашного, Хранителя
текст

Звезда о трёх лучах (3)

"...Когда он рассказал о своем путешествии за заклятием Ментаура, Элем покачал головой и отвернулся.
— Что ты делаешь со мной? Я не могу верить тебе — уж больно странные вещи ты рассказываешь. Но и не верить у меня не получается. Глаза закрываю — и вижу все, о чем ты говоришь! Лгать ты не умеешь, я уже заметил. И на тех умников, кто придумывает разное, чтобы прихвастнуть, тоже не походишь... Но как такое могло случиться наяву, не понимаю!
Ричард почувствовал невольную жалость к этому сыну новой эпохи, в которой сам чувствовал себя чужим.
— Ты хочешь потрогать руками то, что потрогать нельзя, — сказал он. — Это не значит, что его не бывает, это значит только, что оно для этого не предназначено. Людям моего времени такие вещи были хорошо понятны, потому что тогда не принято было отделять прошлое от настоящего, а людей — от их назначения. Здесь я совершил то, что совершил, или в каком-то ином, не достижимом для многих месте, — смысл от этого не меняется, потому что я сделал так, как мне велело сердце. Для меня достаточно моих воспоминаний и вот этого, — он погладил Звезду, висевшую у него на груди. — Еще тридцать лет назад всем, кто слушал мои песни, хватило бы одних моих слов, чтобы поверить. Теперь все по-другому...
Элем долго молчал, прежде чем продолжить разговор.
— Ты говоришь, что звание Хранителя — великая честь. Не знаю, что почетного в бродяжьей доле, но... Ты сам-то чувствуешь, что достоин ее? Что у тебя хватит сил вынести все лишения?
Дик задумался.
— Достоин ли? Понимаешь, ведь это было решено за меня. Но если бы меня прежде спросили, готов ли я провести остаток жизни в беспокойных и тяжелых скитаниях, я ответил бы — да, готов. Это ведь тоже долг, который кто-то должен взять на себя. Просто взять, без размышлений. И стать достойным, если не был таковым раньше. Словом, я просто делаю свое дело, как умею.
.."

Жизнеописание Ричарда Каддигана Бесстрашного, Хранителя
текст

Звезда о трёх лучах (2)

"...Одна из важных историй, связанных с именем Озара – это история Звезды Хранителей. Если держаться традиции передачи Звезды из рук в руки, то самым первым Хранителем на Острове был сам Озар. Именно он получил Звезду из рук царя Аллара – правителя Алигейзы – после того, как царю было видение о грядущей гибели Страны Водопадов.
По преданию, Звезда была принесена на Остров одним из вождей Древнего народа. Она была осколком скалы на берегу озера, называемого Зеркалом Духов, и имела форму почти правильного треугольника с равными сторонами. В Древнем народе она сохранялась как величайшая реликвия и свидетельство того, что Зеркало существует и может быть достигнуто физически, хоть и после больших испытаний. Вокруг Звезды сложилось целое учение, каждый луч её был на много ладов истолкован. В ней видели символ идеальной, единой власти над всем сущим, которой обладали Духи и которую они могли по своему произволению даровать избранным: власти королевской, магической и священной. Считалось, что такой властью обладают правители Страны Водопадов. Ещё полагали, что именно Звезда не дала Ментауру уничтожить Алигейзу в хаосе Эпохи Битв.
Узнав о том, что Алигейзе суждено погибнуть, царь Аллар передал Звезду Озару, посланцу короля, чьими усилиями Остров был избавлен от багровой тьмы. В Альдамире он видел избранного: ведь тот побывал у Зеркала, освободил Остров и правил мудро и справедливо. Кроме того, Аллар желал, чтобы память о Тех, кто держит этот мир, не сгинула вместе со Страной Водопадов.
Звезда попала к Альдамиру в год, когда погиб его сын Эдмунд и когда открылось, что чудовища Ментаура не исчезли навек, но ещё не раз возродятся. Последнее означало, что сам Альдамир не бессмертен и уже таковым не будет (тогда казалось, что средства против чудовищ нет, именно в то время впервые заговорили о заклятии Ментаура, выбитом на стене святилища в Западных Горах). Всё это было тяжёлым ударом для владыки Севера. Казалось, все его старания напрасны, а жертвы – бессмысленны.
И тогда к нему явился Озар со Звездой Хранителя, и Альдамир обрёл полноту власти и новую надежду.
Звезда всегда хранилась в королевском дворце в Верхнем Городе. Тот знак, который носил Альдамир, а за ним и другие Хранители, был только её копией, выкованной из металла. В отличие от Знака Лученосцев, он не обладал никакими магическими свойствами и служил только обозначением того, что носящий его – посвящённый. Почтение к Хранителям всегда было так велико, что никому и в голову не приходило подделать этот знак.
В Алигейзе Звезда передавалась вместе с королевской властью. На Севере случилось несколько иначе. Короли также оставались Хранителями, но кроме них появились люди, не обладавшие государственной властью, но нёсшие на себе невидимую печать власти священной. Некоторые из них могли пророчествовать, многие были талантливыми певцами и сказителями. Они бродили по Острову, укрепляя дух его жителей там, где в этом была нужда – в Пограничье, страдавшем от набегов Всадников, на Западе, где помнили о чудовищах Ментаура, и т.д. В те давние годы их целью было направлять людей в служении добру. Со временем эта цель не изменилась, а значение Хранителей ещё возросло. Когда короли Севера стали придавать значение только происходящему здесь и сейчас, бродяги-Хранители оставались живым напоминанием Острову о том, что именно добро, справедливость и милосердие связывают этот мир с иным, высшим. Они обращали слушателей к памяти Альдамира, который в конце жизни стал идеалом человека и короля, к легендам, где белое всегда оставалось белым, а чёрное – чёрным, к героям, не жалевшим своей жизни ради чужого спасения.
Пока Хранители это делали, две реальности – земная и легендарная – существовали рядом, проникая друг в друга. Когда традиция Хранительства прервалась, легенды стали восприниматься как сказки или назидательные притчи, связь прервалась, и Остров остался без живого прошлого и ясного будущего..."

из хроник Острова, считавшихся утерянными